БЛОГ

Новые банковские требования к проведению валютных операций

Новые банковские требования к проведению валютных операций

Новые банковские требования к проведению валютных операций

25.12.2015
Автор: Анастасия Сварич - Специалист по банкам Категория: Банковский сектор

Конец 2015 года ознаменовался рядом новостей в банковском секторе. Письмо НБУ № 25-02002/101317 от 18.12.2015 «Про использование индикаторов подозрительных финансовых операций» не стало неожиданностью – отделы финансового мониторинга и валютного контроля банков уже давно получали подобные негласные указания, которые, как и предполагалось, были формализованы в этом документе.

В письме НБУ сформулировал дополнительные индикаторы хозяйственных операций, наличие которых в сделке делает последнюю сомнительной с точки зрения регулятора. Финансовая операция по такой сделке должна проводится под более пристальным контролем, на основании дополнительных документов. И если с рядом индикаторов можно согласиться – они действительно указывают на подозрительность хозяйственных операций, то другие противоречат самой логике хозяйственной деятельности.

Среди них особо следует выделить следующие:

1. Объем финансовых операций не совпадает с объемами обычной деловой активности клиента

Представим ситуацию, ранее Вы закупали ежемесячно 2 фуры яблок для Вашего магазина, а в текущем месяце Ваш бизнес расширился - Вы открыли еще несколько магазинов. Соответственно, теперь Вам необходимо закупить 6 фур яблок. Это означает, что Ваша заявка на покупку валюты для оплаты новой партии товара стала больше в три раза, а следовательно, она «не соответствует уровню обычной деловой активности». Финансовая операция будет приостановлена, а сотрудники валютного контроля, как правило, не имеющие опыта реальной предпринимательской деятельности и ничего не понимающие в Вашем бизнесе, будут требовать документы, подтверждающие, что увеличение закупки продиктовано коммерческой целесообразностью. Какие дополнительные документы они потребуют, зависит только от уровня их воображения. Это могут быть, как и вполне логичные для подобной ситуации договора аренды новых торговых площадей, или несколько избыточные, как информация о приёме на работу нового персонала, так и совершенно невменяемый пакет договоров и заявок с другими поставщиками, подтверждающий увеличение Вашей активности в работе и с ними.

2. Вид продукции, работ (услуг), являющихся предметом внешнеэкономического договора, не является характерным для обычной деятельности клиента

Продолжим наш пример с сетью продуктовых магазинов. После того, как Вы открыли еще несколько магазинов, Вы решили расширить ассортимент и добавить позиции по бытовой химии. Вы заключаете контракт с поставщиком и подаёте заявку на покупку валюты для оплаты этого контракта. Ваша заявка формально отвечает критериям подозрительных финансовых операций. И здесь Ваша эффективная работа полностью зависит от адекватности требований конкретных банковских служащих, которые всё так же ничего не понимают в Вашем бизнесе, но уже были наказаны ранее за недостаточную бдительность при проведении каких-то операций. Они могут потребовать доказательства коммерческой целесообразности хозяйственной операции, а поскольку ранее у Вас таких операций не было, то Вам придётся либо брать у конкурентов выписки по 361 и 631 счетам по конкретному товару, причём заверенные их печатью, что само по себе смешно. Либо строить прогнозный бизнес-план по новому направлению, что тоже не ускорит процесс оплаты.

3. Банк контрагента по финансовой операции имеет место регистрации в государствах Балтии, а местонахождение контрагента за пределами этих государств

В данном случае, возмутительным является сам факт подобного ограничения, поскольку теперь наши импортёры при выборе поставщиков за рубежом, должны руководствоваться новым не коммерческим критерием – соответствием страны регистрации контрагента и страны регистрации коммерческого банка, в котором он обслуживается. Если поставщик откажется предоставить документы, требуемые валютным контролем украинского банка, а принимая во внимание характер информации, наличие которой потребуется банку, такой отказ более чем возможен, либо откажется поменять банк, то импортёру придётся работать с новыми поставщиками. Это самим своим фактом увеличивает коммерческие риски и потенциально снижает эффективность операций, что, опять таки, негативно отразится на украинском предпринимателе. А как быть в случаях, когда поставка уже произведена? Проигрывать арбитраж и платить штрафы через исполнительную службу?

И всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

Регулятор ввёл новые ограничения и обязал банки осуществлять проверку реальности хозяйственных операций. Ранее эта функция была присуща только суду. На практике эти функции примеряет на себя ещё и фискальная служба, но даже её решения можно обжаловать в суде и доказать действительность сделки, при этом негативных последствий для предприятия не наступит.

Т.е. банки сейчас в этом вопросе имеют полномочия, сопоставимые с полномочиями не только фискальной службы, но и суда. При этом возникает вопрос – имеют ли они необходимые, понятные процедуры и подготовленных специалистов, имеющих возможность работать с такими полномочиями.

Одновременно с этим, наличие широких критериев и отсутствие перечня конкретных документов, необходимых и достаточных для подтверждения действительности конкретной операции при наличии в ней индикаторов сомнительности, превращает каждую проводку в лотерею. Плательщик никогда не будет знать, что именно ему понадобится, и когда он сможет провести платёж. Ясным становится лишь одно: согласно данному сообщению, Банки будут действовать больше на усмотрение своих сотрудников, каждый из которых будет по-своему понимать требования регулятора.

заказать бесплатную консультацию

Заказать консультацию