БЛОГ

В поисках настоящих акционеров

В поисках настоящих акционеров

01.09.2014
Источник:  Forbes.ua
Автор: Наталья Ульянова - Управляющий партнер Категория: Финансы и банковский сектор

В конце августа Кабинет министров утвердил пакет антикоррупционных законопроектов, дискуссия вокруг которых велась несколько месяцев. В их число попал и проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об определении конечных бенефициарных владельцев юридических лиц и публичных деятелей», который, по планам законодателей, позволит выявить реальных собственников украинского бизнеса, в том числе – за пределами нашей страны. Также он должен предотвратить создание фиктивных компаний с целью отмывания полученных преступным путем доходов.

Принятие этого и подобных законопроектов, направленных на борьбу с коррупцией, – одно из условий предоставления очередного транша со стороны Международного валютного фонда. МВФ выставляет подобные требования в рамках набирающей обороты мировой антиофшоризации, которая затронула все страны, включая постсоветское пространство.

Следуя правилам игры, которые диктует FATF и ОЭСР, Украина пытается внедрить стандарты прозрачности финансовой и налоговой информации. Причем именно ОЭСР мы обязаны процедурами «знай своего клиента» и политикой ALM (борьба с отмыванием грязных денег), инициативой BEPS (план действий ОЭСР по противодействию размыванию базы налогообложения и минимизации прибыли) и трансфертным ценообразованием.

Стремление к прозрачности является отчасти и следствием деофшоризации в Российской Федерации, которая стремится остановить вымывание средств из экономики страны. К примеру, термин «бенефициарный владелец», то есть реальный собственник (не обязательно акционер), но имеющий возможность контролировать деятельность компании, появился в российском законодательстве еще в 2013 году, хотя и распространялся только на банковский сектор.

А основные направления налоговой политики России на 2014-2015 годы предполагают внесение в Налоговый кодекс РФ понятий получатель дохода (лицо, имеющее фактическое право на доход) и собственник бизнеса в других отраслях.

Если вернуться к инициативе украинских властей, главное новшество на сегодня – дополнение уже действующего закона «О предотвращении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем» новым пунктом. Согласно нему, конечным считается собственник, который имеет право владения более 25% уставного капитала или голосов юридического лица. А также независимую от этого владения возможность осуществлять решающее влияние на управление и деятельность компании.

При этом появляется требование о раскрытии детальной структуры собственности юридического лица (информации о фактическом владельце) государственному регистратору, включая паспортные данные, прописку и ИНН.

Конечно, требование «засветить» истинных владельцев бизнеса является важным элементом института защиты прав собственности. Однако применение этих норм на практике – под вопросом. Поскольку расширенное определение бенефициара совершенно не дает понимания, каким образом должна предоставляться информация о конечных собственниках, а главное: как фискальные органы намерены проверять ее правдивость?

Что является подтверждением полномочий бенефициарного владельца? Простое заявление (кого?) о том, что собственником является некое физлицо? Трастовая декларация от акционера в пользу третьего лица? Юридически подобные способы подтверждения не имеют никакой силы. К слову, в упомянутой уже России раскрытие бенфициаров тоже имеет скорее политический (обнародование владельцев компании «Юкос») и политико-экономический (добровольное раскрытие собственника «Домодедово» – Дмитрия Каменщикова) аспект, и применение данных норм пока остается больше декларативным.

В Украине (как и в РФ) отсутствует классическое понятие доверительной собственности и института траста – системы отношений, которая успешно существует в странах англосаксонского права. Поэтому там документ, в котором заявлено, что акционер – всего лишь доверительный держатель, а собственник – это другое лицо, является основанием признания данного собственника в банке, в суде и в других учреждениях.

А в Украине такой документ, даже с наличием апостиля, не имеет должной силы, поскольку у нас действует романо-германское право, поэтому юридические инструменты проверки и получения достоверной информации о конечном бенефициаре отсутствуют.

Еще сложнее идентифицировать собственников, если в группе компаний присутствует фонд или траст в классическом виде. Когда имущество/активы, принадлежащие учредителю, передаются в распоряжение доверительного собственника, но доход от него получает реальный владелец.

При этом ни учредитель, ни управляющий, ни бенефициар не являются собственниками имущества траста или фонда. Не говоря уже о компании с акциями на предъявителя (фактический собственник компании – лицо, предъявившее эту безыменную ценную бумагу), которые хотя постепенно и уходят в прошлое, но все еще существуют в некоторых юрисдикциях.

Как мы видим, сложностей много. И для того чтобы предложенный правительством механизм работал, прежде всего необходимо тщательно прописать инструментарий, который позволит определить конечного бенефициара, если он не является акционером компании.

Причем для этого необходимо вносить серьезные правки не только в предложенный законопроект, но и в общее законодательство. Например, имплементировать элементы системы общего права, которые позволят признавать институт траста с его доверительным управлением и разграничить номинальных держателей акций и реальных владельцев.

Хотя и это не полностью решает проблему. Ведь предъявление трастовой декларации (даже с учетом признания ее украинским органом) является добровольным. Большинство офшорных юрисдикций имеют закрытый реестр акционеров и директоров. И хотя давление на офшоры со стороны международных организаций становится все более ощутимым, трастовые декларации не вносятся в госреестры.

Поэтому сохранение информации о реальных собственниках во многих юрисдикциях остается приоритетным. Она является закрытой для публичного доступа, и хранится у агентов, для которых безупречная репутация – главное условие ведение бизнеса. Таким образом, для выявления бенефициаров Украина должна не только расширить перечень подписанных соглашений об обмене налоговой информацией, но и наладить сам процесс обмена, действие которого по эффективности на сегодня близко к нулю.

заказать бесплатную консультацию

Заказать консультацию